В начале декабря депутат Государственной Думы Российской Федерации восьмого созыва от фракции КПРФ, Первый заместитель председателя комитета ГД по государственному строительству и законодательству Юрий Синельщиков провел в Крыму приемы граждан. Жители многих городов и сел полуострова смогли рассказать ему о своих проблемах, получить надежду на содействие в их решении. Мы попросили поделиться Юрия Петровича с нашими читателями впечатлениями о проделанной работе, планами на будущее и его мнением относительно важных и острых вопросов современности.

— Юрий Петрович, скажите, какая картина у вас сложилась по итогам трех дней встреч с крымчанами? С какими проблемами люди приходили к вам?

— Первые впечатления таковы, что на бытовом уровне в Крыму не все так благополучно, как это нам кажется в центре. Знаем, что построили мост, дороги и т. д., а такая штука, как вода, стены, крыша, отопление, дороги в городах — это все в запущенном состоянии. Например, после приема людей в Бахчисарае, я пришел в ужас. Я всегда говорил, что центральная Россия у нас заброшенная, а в Крыму-то лучше. Да, ничего не лучше! Все примерно также. Я был уверен, что здесь все намного лучше, с учетом того громадного финансирования, которое на Крым идет. 1,3 млрд которые ушли на Крым — это деньги кошмарные. Ни один субъект столько не получает, сколько получает Крым. А проблем очень много, и они, во‑первых, не решены. Во-вторых, проблемы, которые в наследие остались от украинского периода. Например, полицейские, которые служили в Украине, они не получают сейчас пенсию.

— Почему?

— Потому что у нас такие законы. Это не политические какие-то причины. Просто все связано с отсутствием финансирования. Денег нет. Пенсионерам МВД стаж работы в Украине не включают в стаж у нас. Этим вопросом нужно заниматься. Мое личное мнение, что эти люди должны получать пенсию, они ведь обеспечивали охрану общественного порядка. Мы ведь в Крым тоже приезжали отдыхать, и эти полицейские также поддерживали порядок и для нас.

Среди других проблем Крыма есть проблема коррупции, которая здесь достаточно высока. Слава богу, что уже начались «посадки», что Москва активизировала эту борьбу. Некоторые дела даже ведут Следственный комитет, Центральный аппарат, это правильная позиция. Эта борьба должна вестись и вестись системно.

— Знаю, что вы сегодня были у прокурора республики Олега Камшилова. Какие вопросы удалось с ним обсудить?

— Мы говорили о некоторых жалобах, которые мне поступали раньше. Говорили о принципах нашего взаимодействия, коль скоро я буду здесь трудиться ближайшие пять лет.

— Проблем у нас действительно много. Но ведь от Крыма в Госдуме представлены пять депутатов Михаил Шеремет, Леонид Ивлев, Алексей Черняк, Константин Бахарев и Леонид Бабашов. Они работают в этом направлении?

— Я не слышал, чтобы из их уст звучали крымские вопросы. Может быть, они где-то там на фракционных заседаниях говорят, в комитетах. Может быть, они в семье говорят об этом, на кухне, не знаю. Но на пленарных заседаниях Думы я их не слышал. Возможно, это все еще впереди. Сейчас ругать их за то, что они малоактивны, вряд ли есть смысл. Пока не слышно, может быть, потом услышим. Но мы должны понимать, что в «Единой России» роль депутата как личности — минимальна. Она почти ничего не значит. Если у нас во фракции КПРФ личность очень много значит, всякий депутат от КПРФ, который хочет поддержать регион, имеет достаточно широкие возможности общаться в Думе и с народом, и с чиновниками, и с правоохранителями. Наша фракция использует эти возможности широко. В «Единой России» же поступает команда проголосовать за такой-то законопроект, и они тупо нажимают на кнопку «За», никто не читает даже за что голосуют. Я читаю каждый законопроект, иногда днями, ночами. Тащу эти возы бумаг домой, потому что должен быть готовым примерно половину законопроектов через себя пропустить. Мне придется отвлекаться, конечно же, на другие регионы, потому что избирался не от Крыма, но проблемы Республики также будут мною представлены в Госдуме.

— Крым достаточно сложный в плане работы регион, мне кажется, что вам будет здесь интересно работать.

— Думаю, что усилия, которые я буду здесь прилагать, дадут больший эффект, нежели чем, например, тот который был в Татарстане. С этим регионом я очень долго и плотно работал и решил там ряд серьезных проблем, можно сказать, государственного уровня — расселение из аварийного жилья по всей республике. А в Крыму больший эффект, считаю, будет потому, что смогу найти больше понимания, наверное. Я вижу людей. Интересный народ приходит на приемы. У них можно искать поддержку. Это люди, которые болеют за Россию, им интересен не только свой «курень», их интересует общество вообще. И с ними можно что-то строить. Интеллигенция, которая проявляет интерес к общественному и политическому устройству. И, наверное, опираться на таких людей будет интересно и приятно. В отличие от других регионов. Вот, например, в Ульяновской области, несмотря на большую поддержку КПРФ, люди очень пассивны.

— Почему народ стал таким пассивным, не ходит на выборы, не верит власти?

— Вот возьмем Крым. Поддержка, и активная, была только в 2014 году президенту Путину, «Единой России», а остальные политические партии и, кто за что воюет, никого не интересовали по большому счету. Они решили кардинальным образом проблему Крыма, они присоединили. Мы конечно тоже поддерживали это решение и голосовали за, но принципиальное решение было принято, конечно же, президентом и «Единой Россией». А власть, она не всегда права. Современный Кремль хочет, чтобы Россия процветала, чтобы Россия была крепкая, авторитетная на международном уровне, но вопрос, какой ценой? А за счет двух сил: олигархов, сверхбогатых людей, капиталистов крупных и за счет усиления силовых структур и ведомств. Там (МВД, ФСБ, Минобороны) финансирование растет ежегодно и никогда никаких споров по этому поводу нет. За счет этого, в значительной мере, власть держится, а не за счет авторитета народа.

— Как власти поднять авторитет у народа? Это возможно? Есть ли такие примеры?

— Конечно, например, президента Чехии можно встретить на улицах Праги без всякой охраны. Он спокойно идет, например, обедать, потому что считает, что должен быть ближе к народу и со своим народом. В Финляндии можно спокойно зайти в здание парламента и попасть на прием к любому депутату. У них там двери открыты даже в кабинеты, чтобы люди видели, что они на работе, и могли обратиться к своим депутатам по любым вопросам. В Финляндии после войны была очень страшная коррупция. А победили они ее тем, что начали бороться с неравенством между бедными и богатыми. Вот в России разница между богатыми и бедными в 18 раз официально, и в 28 раз неофициально. Ни в одной стране мира, даже самой отсталой, нет такой разницы между богатыми и бедными. В Финляндии тоже была большая разница и была ненависть к власти и к богачам. И они приняли все меры для того, чтобы нивелировать эту разницу. Сейчас у них разница всего в 3 или 4 раза. Они ввели на богатых сверхвысокие налоги на доходы: сейчас до 70 % платят. Бедным за счет этого — дотации, бесплатная медицина, пособия, помощь в строительстве домов и так далее. Власть подчеркивала, что она заботится о бедняках. И народ перестал ненавидеть богатых людей, перестал ненавидеть власть и чиновников.

У нас же президент недавно обозначил, что есть проблемы с бедностью. Но он как это обозначил? Он не сказал, что нужно бороться с неравенством. Он сказал, что народ нуждается в улучшении благосостояния. Народ! Сечин нуждается, Роттенберг нуждается и еще многие — они же тоже народ. А на счет того, что у нас около 20 млн за чертой бедности живут, и надо эту нищету ликвидировать, никто не говорит.

А наши старушки всех ненавидят и даже коммунистов. Говорят, потому что вы все эксплуататоры. Вы зарплату получаете, а мы с голода умираем.

— На днях председатель ЦИК Элла Памфилова стала лауреатом Всероссийской премии имени Сперанского за вклад в развитие юридической науки и законодательства. На ваш взгляд, действительно вклад Эллы Александровны в юриспруденцию и законодательство так велик, особенно в выборное? Мы все помним ряд нарушений на выборах в Госдуму этого года.

— Поначалу она вела себя нормально. Вот три года назад по Приморью были ситуации с подтасовками, нарушениями и т. д. Она по нутру демократка. А сейчас она так обнимает власть, как не делал этого ни один председатель ЦИК. То, что она бездействует при выявлении нарушений — это еще полбеды. Беда в том, что они плодят грубейшие нарушения. Вы посмотрите, дважды Павла Грудинина не допустили в Госдуму! Я видел все эти материалы, читал все. Но насколько беспардонно комиссия поступила, вопреки законам! Выбросила человека и всё! И это председатель ЦИК.

— Также хочу спросить у вас о новой законодательной инициативе, касающейся введения QR‑кодов. Насколько она проработана, необходимо ли принятие этих законов и сможет ли это изменить ситуацию в стране?

— Заставить народ, конечно, можно, но мы должны понимать, что это уже насилие, а не демократия. Взять и ради какой-то цели изнасиловать народ.

— Стоит ли это того?

— Я думаю, что это того не стоит. Можно много рассуждать о пользе и вреде прививок, но, что перетягивает, я не знаю.

— Но закон ведь не о пользе и не о вреде, закон о принуждении.

— Да. Если во имя хорошего дела направлен закон. Например, если мы направляем закон на борьбу с наркотиками, там же мы принуждением боремся. Мы говорим нет и применяем насилие. А эта ситуация другая, весьма спорная, что там полезней. И в этой ситуации народ должен свободно решать, потому что люди умирают и без прививок, и с прививками, и от, и до, и после. И это создает нехорошее отношение к власти, является причиной негодования. Зачем власти это нужно, и нужно ли вообще? У меня пока что нет еще полной уверенности в том, что этот закон будет принят. Кремль не рассчитывал на такое массовое возмущение граждан, полагая, что наш покладистый народ проглотит и это и все стерпит.

— Что в планах у вас по Крыму, чем будете заниматься?

Полная версия статьи в печатном номере газеты

Беседовала Лилия Косса

Подпишись и читай полностью

Подписной индекс издания в отделениях «Почты Крыма» – 30538.

Поделиться ссылкой:





НАЖМИ ДЛЯ ПЕРЕХОДА
Предвыборная программа КПРФ на выборах в Государственную думу ФС РФ VIII созыва